Автор: | Публикация от: 7 Март 2019

 

Случается, что наказание влечет за собой преступление.
С. Е. Лец

 

Проявления «гуманизма» в условиях жестокого и бесчеловечного наказания.

Согласно теории государства и права, правонарушение влечет юридическую ответственность и на­казание. Институт «уголовного наказания» имеет социальную природу, зависит прежде всего от уровня политического, культурного и нрав­ственного развития общества. Отмена смертной казни, как высшей меры наказания за преступление, показатель того, что наше общество в лице института уголовного правосудия признало смертную казнь, как бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и наказание. Здесь можно приводить аргументы, поддерживающие и критикующие данную позицию нашей Республики, и все вытекающие последствия. Однако, ясно одно, Кыргызская Республика запретила назначать и приводить в исполнение наказание, связанное с лишением человеческой жизни.
Жизнь человека -это абсолютное, неотчуждаемое нематериальное благо, принадлежащее каждому от рождения - наивысшая социальная ценность.  В связи с этим статья 20 Конституции Кыргызской Республики налагает абсолютный запрет на применение смертной казни, пыток и других бесчеловечных, жестоких или унижающих достоинство видов обращения или наказания. Абсолютность данного запрета повторяется в статье 21 Конституции, гарантирующей каждому неотъемлемое право на жизнь и не применение смертной казни. Следующая конституционная гарантия обеспечивается в статье 22 Конституции Кыргызской Республики, которая гарантирует, что никто не может подвергаться пыткам и другим бесчеловечным, жестоким или унижающим достоинство видам обращения или наказания.
Уголовное законодательство Кыргызской Республики строится на принципах, которые определяют содержание как всего уголовного права в целом, так и отдельных его институтов, в том числе назначение и исполнение наказания. Эти базовые принципы устанавливают и формируют смысл и содержание институтов уголовного правосудия.
Так, статья 9 Уголовного Кодекса Кыргызской Республики устанавливает, что наказание и другие меры уголовно-правового воздействия не должны причинять физические страдания или унижать человеческое достоинство. Целями наказания лица являются исправление и ресоциализация виновного, предупреждение совершения новых преступлений, восстановление социальной справедливости. Таким образом, цель системы уголовного наказания исправлять людей и возвращать их в общество, а причинение физических страданий или унижение человеческого достоинство противоречат этой цели. Иначе говоря, уголовное правосудие Кыргызской Республики должно защищать права осужденных, которым грозит уголовное наказание, причиняющее физические страдания и унижающее человеческое достоинство.
Наша система уголовного правосудия состоит из Уголовного Кодекса Кыргызской Республики, основанного на Конституции, общепризнанных принципах международного права и нормах, а также вступивших в установленном законом порядке в силу международных договоров, участницей которых является Кыргызская Республика. Конституция Кыргызской Республики имеет высшую юридическую силу и прямое действие. Согласно статье 6 Конституции Кыргызской Республики, Вступившие в установленном законом порядке в силу международные договора, участницей которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики.
За годы независимости, Кыргызстан, как полноправный член международного сообщества, взял на себя обязательства по соблюдению прав человека, связанные с запретом применения жестокого и бесчеловечного обращения наказания.  В 1994 году Кыргызская Республика присоединилась к Международному пакту о гражданских и политических правах и последующем в 1996 году к Конвенции  против пыток и других жестоких,  бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Далее, последовали присоединение к другим международным договорам по правам человека, которые сформировали международные обязательства Кыргызской Республики по назначению и исполнению наказания.  Статья 7 Международного пакта о гражданских и политических правах и 1 Конвенции   против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания закрепляют абсолютные правовые гарантии, предусмотренные статьей 22 Конституции Кыргызской Республики. Далее, пункт 1 статьи 10 Пакта предусматривает, что все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности.  Комитет ООН по правам человека в своих Замечаниях общего порядка №10 отмечает, что принципы гуманного обращения и уважения достоинства, присущего человеческой личности, являются основой для носящих более конкретный и ограниченный характер обязательств государств в области уголовного права. Международные обязательства легли в основу руководящих принципов и правовых идей, выражающих основные правовые взгляды Кыргызской Республики на характер уголовно-исполнительного законодательства и регулирование общественных отношений при исполнении уголовных наказаний. В соответствии со статьей 9 Уголовно-исполнительного Кодекса Кыргызской Республики уголовно-исполнительное законодательство направлено на охрану человеческого достоинства, жизни, здоровья, прав, свобод и законных интересов осужденных и иных лиц. Кроме этого, исполнение наказаний и принудительных мер уголовно-правового воздействия не имеет цели унижения человеческого достоинства, причинения физических и нравственных страданий, применения пыток и жестокого обращения. Обращение с осужденными основывается на признании, уважении и защите их права на неприкосновенность человеческого достоинства. Например, наказание в виде лишения свободы - это принудительная изоляция осужденного от общества и помещение его на установленный в приговоре срок в учреждения уголовно-исполнительной системы.  Однако, принудительная изоляция осужденного не должна умалять его человеческого достоинства и причинять физические и нравственные страдания. Иными словами, Кыргызская Республика в лице судебного органа должна определить наказание в отношении виновного лица, а система исполнения наказания должна обеспечить лицу, отбывающему наказания, условия не унижающие человеческого достоинства и не причиняющие физические и нравственные страдания. Данная установка является правовым механизмом реализации конституционных запретов на применение пыток и других бесчеловечных, жестоких или унижающих достоинство видов обращений или наказаний.  
Уголовно-исполнительный Кодекс Кыргызской Республики предусматривает условия, прекращающие дальнейшее отбывания лицом при обстоятельствах, препятствующих дальнейшему исполнению наказания. В данном случае речь идет об утрачивании цели наказания и запрете применения бесчеловечных, жестоких или унижающих достоинство видов обращений или наказаний. Так, в случае заболевания осужденного душевной болезнью или обнаружения у него временного психического расстройства или наличие тяжелой болезни, препятствующих исполнению приговора, автоматически запускаются правовые гарантии, предусмотренные статьей 22 Конституции Кыргызской Республики. Указанные обстоятельства нивелируют цели и задачи, назначение и исполнение наказания и приоритетом системы права становиться охрана жизни и здоровья человека. Это фундаментальная гарантия, с которой должны согласовываться все процедурные вопросы, связанные с исполнением наказания.  Правительством Кыргызской Республики был составлен перечень заболеваний, являющихся основанием для представления осужденных к освобождению от отбывания наказания. В этот перечень входят неподверженные к лечению формы болезней с признаками терминальной стадии. Другими словами, болезнь пациента достигла такой критической стадии, что утрачена возможность лечения и, в прогнозе которой наступит скорая, неминуемая мучительная смерть.
Осужденные лица, заболевшие в период отбывания наказания в местах лишения свободы, а также заболевшие до осуждения, если при отбывании наказания в результате прогрессирования, болезнь приобрела характер, указанный в Перечне заболеваний, осужденное лицо должно быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания. В связи с чем оставление человека в условиях, когда невозможно лечение болезни, неминуемо поднимает вопрос жестокого обращения.   
В соответствии со своими международными обязательствами Кыргызская Республика должна принять меры не только по предупреждению и наказанию уголовных действий, ведущих к лишению жизни, но также и по предотвращению наступления предсказуемой смерти в ходе отбывания наказания. Например, в случае если лицо отбывающее наказание страдает от развитой стадии ВИЧ-инфекции и онкологического заболевания 4 клинической стадии, то эти обстоятельства поднимают вопросы адекватности медицинского лечения, которое в принципе уже не будет перспективным и эффективным на этой стадии болезни. Осужденный, как пациент, нуждается не в медицинской, а в паллиативной помощи, которая призвана облегчать боль и другие доставляющие беспокойство симптомы. Отсутствие доступа к паллиативной помощи может вызвать ситуацию, когда дальнейшее отбывание наказания будет бесчеловечным или унижающим достоинство наказанием.  
В случае с больными осужденными, имеющими диагностированные болезни с терминальными признаками, отбывание наказание достигает уровня жестокости, которое подпадает под действие статьи 22 Конституции Кыргызской Республики. Жестокое обращение, которое достигает такого уровня жестокости, предполагает фактическое телесное повреждение или интенсивные физические или психологические страдания. Тем не менее, даже при их отсутствии, в случаях, когда обращение унижает или оскорбляет человека, оно может быть охарактеризовано как унижающее достоинство.
Кыргызская Республика должна обеспечить, чтобы лицо отбывало наказание в условиях, которые совместимы с уважением к человеческому достоинству, чтобы формы и методы реализации наказания не подвергали его страданиям, уровень которых превышает неизбежный уровень страдания, присущий отбыванию наказания, а здоровье и благополучие были бы адекватно защищены.
В этой связи, Кыргызская Республика должна гарантировать, что диагностика и лечение являются адекватными характеру заболевания и быть совместимы с человеческим достоинством отбывающего наказание лица, с учетом практических требований лишения свободы. Тем не менее, медицинская помощь в местах отбывания наказания в любом случае должна быть адекватной и эффективной.  В соответствии с Уголовно-исполнительного Кодекса Кыргызской Республики суд, решая вопрос об освобождении лица, страдающего очень тяжелой болезнью от дальнейшего отбытия наказания, оценивает ряд факторов, таких как тяжесть преступления, личность осужденного, тяжесть его болезни, продолжительность отбытого срока наказание. Однако, определяющими факторами тяжести состояния больного должны быть быстрое прогрессирование заболевания и безрезультатность проводимого лечения. Именно через указанные факторы, связанные с состоянием здоровья проявляется и реализуется принцип гуманизма в исполнения наказания.  Никакие процедурные и материальные обстоятельства, включая формализм, не могут работать в ущерб принципа гуманизма и человеколюбия. 
Принятое недавно решение суда, отказавшего освободить гражданина Суталинова М. в связи с его состоянием здоровья, разделило общество на две части: поддерживающая и сожалеющая о таком решении суда. Причиной отказа суда в освобождении по болезни, послужило не отбытие Суталиновым М. введенного с первого января 2019 года законом новшества: отбытия минимального срока наказания, как необходимого условия для освобождения по болезни.  При этом и специализированный Закон Кыргызской Республики «Об онкологической помощи населению» требует освобождения от дальнейшего отбывания наказания лица, страдающие злокачественными новообразованиями в терминальной стадии.
Если рассматривать вопросы перспектив осужденных с диагностированными онкологическими и другими болезнями, дело Суталинова М.А. наглядно показало разницу между провозглашёнными принципами гуманизма, приверженности к правам человека и реальным исполнением этих принципов и обязательств. Таким образом, дальнейшее отбывание наказания и нахождение гражданина Суталинова М.А., равно как и других осуждённых с аналогичным диагнозом, является жестоким и бесчеловечным обращением и наказанием. Вопрос как поступить в этих случаях имеет однозначный и закрытый ответ. Если Кыргызская Республика определила, что институты наказания должны избегать жестокое и бесчеловечное обращение, то условия отбывания наказания должны соответствовать этому стандарту, должны быть созданы соответствующие условия отбывания наказания, а суды должны формировать гуманную судебную практику.  В случае обратного - Кыргызская Республика нарушает права свободы от жестокого и бесчеловечного наказания, предусмотренного в Конституции Кыргызской Республики и международных договорах по правам человека.   
В заключении хотелось бы отметить, что действующий до 1 января 2019 года Уголовно-исполнительный кодекс Кыргызской Республики, каких- либо формальностей и требований, связанных с отбытием минимального срока наказания, не предусматривал. Вместе с тем, Конституция Кыргызской Республики устанавливает, что закон или иной нормативный правовой акт, устанавливающий новые обязанности, либо отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. К сожалению, в случае с Суталиновым М., который обратился в суд до вступления в силу нового Уголовно-исполнительного кодекса, данная гарантия не была применена. 


Не оставайтесь равнодушными поделитесь:

Аналитика

архив аналитики

Обратитесь за нашей помощью?!

Целью Коалиции является предотвращение пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в Кыргызстане, через со-вершенствование законодательства, правоприменительной практики и повышение чувствительности заинтересованных сторон.
2019 © Все права защищены.
Сайт разработан при поддержке Программного офиса ОБСЕ в Бишкеке
Разработка сайта web studio SpinStyle
Яндекс.Метрика