Стоп пыткам в Центральной Азии. 26 июня — Международный день в поддержку жертв пыток

Опубликовано Нагима Озокеева в

Неважно, кто наши дети — никто не имеет права с ними жестоко обращаться

26 июня, отмечается Международный день Организации Объединенных Наций (ООН) в поддержку жертв пыток. В этот день Коалиции против пыток в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA, Узбекистан, базирующаяся в изгнании во Франции), Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ, Туркменистан, базирующаяся в изгнании в Австрии), Хельсинкский фонд по правам человека (Польша) и Международное партнерство по правам человека (IPHR) призывают правительства Центральной Азии предпринять меры, чтобы положить конец пыткам.

Во всем мире этот день дает возможность вспомнить жертв пыток и их семьи, выслушать их и объединиться, чтобы осудить это тяжкое преступление.

Голос родственников

Согласно международному праву, пытки запрещены во всех случаях, в любое время и без каких- либо исключений. Этот запрет не может быть отменен ни при каких обстоятельствах.

Мать погибшей жертвы пыток Шамсиддина Зайдуллоева (Таджикистан) проникает в суть дела, говоря: «Ничто не вернет моего сына, но я хочу сказать одно: неважно, кто наши дети — будь они воры, грабители или наркоманы, они навсегда останутся любимыми детьми своих матерей. Никто не имеет права их бить. Закон предусматривает наказание за преступление. Как только он искупит преступление, он должен вернуться к своей семье, своим детям».

Двадцатипятилетний таксист Шамсиддин Зайдуллоев был задержан 8 апреля 2015 года по подозрению в торговле наркотиками. Через несколько дней он скончался в изоляторе временного содержания Агенства по контролю за наркотиками. Есть серьезные основания подозревать, что его пытали.

Когда мать Шамсиддина Зайдуллоева навещала его в здании Агентства по контролю за наркотиками, она вспоминала: «Когда я гладила его по голове, он сказал, что я не должна трогать его затылок, потому что он опух и болит. Я спросила его тихим голосом, не били ли его, и он кивнул. Я все время ему говорила ‘Если ты в чем-то виноват, лучше признаться и отбыть срок в тюрьме, чем быть здесь избитым’. Он сказал: ‘Мама, я просто водитель, я просто вожу клиентов, куда они меня попросят, я ничего не делал’».

В течение следующих трех дней официальные лица под разными предлогами не разрешали ей встретиться с сыном. Рано утром 13 апреля семье сообщили о смерти Шамсиддина. Позже его родители рассказали адвокату, работающему с Коалицией против пыток в Таджикистане, что, когда они увидели его тело в морге, оно было покрыто синяками. В качестве доказательств они также предоставили Коалиции несколько фотографий. 25 апреля Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по факту «применения пыток». 13 мая родителям и адвокату были предоставлены результаты судебно-медицинской экспертизы, проведенной после вскрытия трупа, в результате которой было установлено, что Шамсиддин умер от пневмонии. Вторая судебно-медицинская экспертиза, назначенная прокурором после того, как родители оспорили первую, выявила серьезные травмы. Однако 23 декабря 2015 года Генеральная прокуратура закрыла уголовное дело за «отсутствием события преступления». Мать Шамсиддина обжаловала это решение, и в районном суде Сино было возбуждено дело. После трех лет борьбы за справедливость для ее сына в мае 2018 года дело было окончательно прекращено Кассационным судом, который постановил, что Шамсиддин умер от «острой двусторонней пневмонии».

Актуальные проблемы

Пытки и жестокое обращение по-прежнему широко применяются во всех пяти странах Центральной Азии. Сотни людей обвиняются и осуждаются на основании признаний, полученных под принуждением. Опасаясь репрессий, многочисленные жертвы пыток и их родственники не подают жалоб. Адвокаты, врачи и правозащитники также рискуют подвергнуться преследованиям, запугиванию и другим репрессиям, когда говорят о пытках. Во всех пяти странах сотрудники правоохранительных органов и тюрем часто не позволяют адвокатам навещать своих клиентов и разговаривать с ними конфиденциально, а судебная система лишена независимости. Ни в одной из стран не созданы независимые механизмы для расследования заявлений о пытках, и многие расследования закрываются или вообще не начинаются, несмотря на неопровержимые доказательства злоупотреблений.

В Кыргызстане власти не соблюдают международные стандарты, в частности, решения договорных органов ООН. По состоянию на 26 мая 2021 года Комитет ООН по правам человека вынес 34 Соображения по индивидуальным жалобам, в которых он установил, что Кыргызстан нарушает свои обязательства в области прав человека. 56 процентов этих дел касаются пыток и жестокого обращения. На сегодняшний день Кыргызстан не предоставил официальной информации о мерах, предпринятых с целью реализации Соображений Комитета, и не создал эффективного механизма их имплементации.

Подробный документ ниже: