На страже прав человека

Опубликовано Нагима Озокеева в

Накануне Дня защитника Отечества журналисты «Ынтымак media» встретились и поговорили с известным правозащитником, руководителем старейшей в городе Оше правозащитной организации «Луч Соломона», Садыкжаном Абдуллаевичем Махмудовым.

Вместо арыков пригородного совхоза Балтийское взморье

Армии Садыкжан Махмудов не страшился, тем боле, что отец его пробыл там целых восемь лет. Абдуллу мобилизовали в 1938 году, когда тот еще учился в Самаркандском мелиоративном техникуме. Он успел повоевать и во время советско-финского конфликта, и во время Великой Отечественной войны, а после войны его отправили учиться в военное училище в Ашхабад, где в 1948 году после землетрясения он вернулся домой. Махмудов вспоминает, что во время Советского Союза молодому человеку не прошедшему службы мало что светило и в профессиональном плане, и в личной жизни, не отдавали замуж дочерей за тех, кто не был в армии.

Свой долг перед Родиной Садыкжан Махмудов отдавал служа связистом на берегу Балтийского моря в рядах одноименного флота. Окончив в мае 1973 года Ошский сельскохозяйственный техникум и получив диплом, юноша, конечно, обратил внимание, что многие его однокурсники получили повестки, а кто-то уже отправился в служить в армию. Но ему документ из военкомата почему-то не присылали.

Тогда он решил немного поработать и с дипломом агронома-плодоовощевода отправился в ближайший к городу совхоз «Кенеш». Директор подписал заявление о приеме на работу и отправил его к бригадиру. Седобородый аксакал неспешно за чашкой чая расспросил  юношу: кто он, откуда, зачем сюда пожаловал. Потом сказал: «Ну, жду завтра на работу со своим кетменем». Парень недоуменно переспросил: «Со своим? А где я его в городе возьму?». Будущий начальник был невозмутим: «А я почем знаю, придешь со своим кетменем…»

Возвращаясь в город, парень уже решил, как он поступит: в тот же день он отправился в городской военкомат, где заявил, что хочет в армию. Визит добровольца обескуражил военных, не каждый день встречаются такие молодые люди, которые даже не получив повестки, рвутся в армию. А повестка не приходила, потому что личное дело призывника Махмудова оказалось среди тех, кому не пришлось бы служить в армии по здоровью. Бумаги едва отыскались.  Военком пошутил, а нет ли у парня знакомых, среди его подчиненных, кто мог бы так «помочь». Нет знакомых не было. Однако время городской призывной комиссии уже прошло, поэтому военком сказал, отправляйся на областную комиссию, скажешь я отправил. При прохождении областной комиссии добровольцу предложили самому выбрать место службы. Садыкжан выбрал Балтийский флот.

После “учёбки» он служил связистом в небольшом городке. Служба шла без особых приключений. «У нас не было никакой дедовщины. Напротив, старослужащие помогали нам, учили, делились с нами едой». Пару раз солдаты ездили в Калининград, ходили по старым фортам Кенигсберга.

(Отступая от воспоминаний о своей жизни, Садыкжан Махмудов отметил, что после него его младшие братья тоже оказались в рядах флотов необъятной Родины: один служил в Черноморском, другой на Тихоокеанском, причем второму пришлось возвращаться домой с Дальнего Востока самостоятельно. К концу его службы страна развалилась и отслужившие матросы оказались предоставлены сами себе. Старшему брату пришлось искать людей, чтобы передать братишке деньги на обратную дорогу).

Из связистов в адвокаты и правозащитники

После службы Махмудов вернулся в Ош и устроился в городской отдел внутренних дел связистом в специальное отделение связи, которое потом было преобразовано отдельное юридическое лицо и стало мастерской, где чинили средства связи и оперативную технику.  В 1999 году он ушел из мастерской.

Новое занятие нашлось благодаря тому, что 1994 году  Махмудов  закончил  юридический факультет КГНУ. С января 2000 года он стал адвокатом, а с мая месяца уже защищал как лицензированный адвокат. Во время работы он стал замечать, что нуждающихся в защите немало, а потому стал подумывать об организованной помощи. Съездил в соседний Джалал-Абад, где работала широко известная в регионе правозащитная организация «Справедливость», возглавляемая ныне покойным Валерием Сергеевичем  Улеевым. Познакомившись с их работой, Махмудов решил открыть подобную организацию в Оше. При поддержке другой неправительственной организации: «Фонда содействия и поддержки правовых и экономических реформ», в сентябре 2000 года в Оше был зарегистрирован общественный фонд «Луч Соломона». Недостаток знаний и опыта, полученных во время учебы и работы адвокатом, были восполнены семинарами для правозащитников, учеба в Летней школе по правам человека в Варшаве Хельсинского Фонда по правам человека.

Защищая тех, кто в заключении

Почти с самого начала фонд «Луч Соломона» начал работать над защитой тех, кто оказался под стражей: в изоляторах временного содержания, следственном изоляторе Оша. «Тем, кто находится под стражей, хуже всего. Они ограничены во всем. Даже в армии в те годы было несладко, солдатам приходилось искать еду за пределами воинских частей, а что уж говорить про ИВС и СИЗО», — отмечает Махмудов. При поддержке Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и Фонда «Сорос-Кыргызстан» сотрудники «Луча Соломона» сделали немало, чтобы облегчить жизнь тех, кто волею судьбы оказался под стражей.

Отметим, что сам Махмудов весьма далек от того, чтобы громогласно кричать о проделанной работе, но скажем, что при поддержке международных организаций сотрудники фонда старались защищать не только гражданские права заключенных, но значительно улучшали бытовые условия в изоляторах временного содержания Ошской и Баткенской областей, где появились душевые, прогулочные площадки… Помогали с правами персонала этих учреждений. Среди реализованных фондом проектов есть те, которые были направлены на информирование и защиту прав пациентов медицинских учреждений, отслеживание соблюдения законности во время судопроизводства в судах Ошской области.

Вместе против пыток

Особняком стоит в деятельности фонда и внимания его руководителя тема «пыток». Еще в начале работы правозащитной организации неоднократно защищались права тех, кто подвергался пыткам и другому нечеловеческому обращению, будучи во власти у представителей силовых органов. «Вспоминаю, что когда-то была такая ситуация, когда над заключенными под стражей издевались не только следователи, добиваясь признательных показаний по уголовным делам. Задержанных порой вывозили и использовали как груши сотрудники спецподразделений милиции», — говорит правозащитник.

Благодаря многолетней системной работе многих организаций в изоляторах временного содержания районных и городских отделов внутренних дел юга Кыргызстана есть штатные врачи, которые проверяют состояние здоровья заключенных при поступлении, а также при каждом возвращении от следователей.

Вместе с тем, Махмудов отмечает негативную тенденцию того, что когда человек обратился за помощью в случае пыток, потом  он идет на попятную и отказывается от своего заявления. «Возможно, что им предлагают изменить тяжесть обвинения или делают другие предложения, от которых жертвы пыток не могут отказаться. Или на семью оказывают давление. Но я думаю, что если хоть какая-то польза в положении заключенных в результате нашего вмешательства происходит, то это уже хорошо», — добавляет он.

Переломным моментом в противодействии пыток Махмудов считает создание в Кыргызстане в 2011 году Коалиции против пыток, куда вошли почти два десятка правозащитных организаций.

Наш герой участвовал в продвижении Национального превентивного механизма, создании Национального центра по предупреждению пыток и жестокого обращения (НЦПП). «Эта мысль у нас появилась у нас с несколькими правозащитниками, в том числе и бывшим Омбудсменом Турсубеком Акуном. Мы с ним с 2005 по 2007 годы были членами комиссии по правам человека при президенте КР. Турсунбек Акун был председателем, а я представлял южный регион. Кыргызстан присоединился к Факультативному протоколу к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных  и унижающих достоинство видов обращения и наказания в декабре 2008 года. В 2012 году был принят закон, а год спустя в состав Координационного совета вошли восемь человек от гражданского общество, среди них был и я. Два года был членом КС, еще столько же заместителем председателя. В 2017 году ушел оттуда, но наше сотрудничество по защите прав граждан продолжается».

Характеризуя роль неправительственного сектора за последние десять лет, Махмудов отмечает, что многие гражданские организации обрели хороший опыт и имеют вес в решении многих актуальных проблем. У него вызывают недоумение попытки гражданское общество и правозащитные организации едва ли не врагами государства. «Хорошо, что сейчас эти попытки оставлены, видимо власти поняли, что правозащитные организации — это очень активная часть населения. Скажу больше, мы можем и помогаем государству там, где у него не хватает ресурсов, чтобы решать проблемы граждан. Хорошо если у человека, который находится в заключении, есть хороший адвокат и он поможет написать жалобу в случае чего, отстоит его права в суде. Но ведь у многих нет таких возможностей. Тогда для того, чтобы сообщить о том, что, допустим, бьют, нарушают его права, на помощь приходят правозащитные организации».

Источник: Ынтымак media