Глобальная пандемия Covid-19 привела к усилению нарушений основных прав в Центральной Азии, поскольку органы власти региона ограничили эти права способами, выходящими за рамки оправданного соображениями общественного здравоохранения.
Международное партнерство за права человека (МППЧ) и его партнеры из Центральной Азии задокументировали эту тревожную тенденцию в рамках инициативы по мониторингу влияния на права человека действий властей региона по борьбе с пандемией.
Власти Казахстана и Кыргызстана быстро ввели чрезвычайные меры в ответ на распространение Covid-19 в их странах, в то время как Узбекистан ввел карантин без объявления чрезвычайного положения. Напротив, власти Таджикистана и Туркменистана
приняли позицию отрицания, заявляя, что пандемия не достигла их стран. Позже власти Таджикистана признали распространение Covid-19, но власти Туркменистана продолжают отрицать и скрывать очевидную вспышку Covid-19 в этой стране. Несмотря на эти различия
в подходах властей, защита прав человека во всем регионе ухудшилась из-за мер, принятых в ответ на пандемию или внедренных на ее фоне. Мониторинг МППЧ и его партнеров показывает, что власти Центральной Азии пытались подавить обсуждение вопросов, связанных с Covid-19 в СМИ и социальных сетях; запугивали и преследовали тех, кто критиковал ответные меры властей на пандемию; и без надлежащего обсуждения и консультаций продвигали законы, негативно влияющие на ситуацию гражданского общества и СМИ. Власти не обеспечили адекватную защиту от Covid-19 для медицинских работников и пациентов, а преследовали врачей, открыто высказывающихся по этим вопросам. Пандемия Covid-19 выявила недостатки в системе здравоохранения, обострила проблему домашнего насилия и усилила обеспокоенность
положением заключенных и других уязвимых групп населения по всей Центральной Азии. Эти и другие ключевые вопросы описаны ниже в сводных обзорах по странам Центральной Азии. Дополнительную информацию можно найти в отчетах по странам, перечисленных в конце каждой главы.

Документ основан на страновых отчетах по этой теме, подготовленных МППЧ и его партнерами из Центральной Азии — Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности (по Казахстану), Общественным фондом «Legal Prosperity» (по Кыргызстану), Туркменской инициативой по правам человека (по Туркменистану) и Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии» (по Узбекистану).