?Мы в соц.сетях:
Facebook
Instagram
Telegram
Twitter

Шестой созыв Жогорку Кенеша войдет в историю Кыргызстана не только как покусившийся на свободу слова, но и поддержавший ограничение законного права граждан на правосудие и обращения в международные инстанции. Эта инициатива принадлежит, напомним, бывшему президенту Алмазбеку Атамбаеву, который сейчас обвиняется по ряду уголовных дел в особо тяжких преступлениях. Ирония судьбы в том, что сторонники подсудимого намерены апеллировать как раз к тем самым международным судам, к которым теперь кыргызстанцы обращаться не имеют права.

Перед уходом на каникулы нардепы приняли в трех чтениях пакет из 148 поправок в уголовное законодательство. По предложению правительства они исключили норму о рассмотрении уголовного дела по новым обстоятельствам согласно решению международной организации. Пакет ушел на подпись президенту Сооронбаю Жээнбекову.

Юристы уже назвали решение депутатов прямым нарушением конституционного права граждан на правосудие.

Но и инициаторы и нардепы утверждают, что, исключив эту норму, всего лишь привели уголовное законодательство в соответствие с Конституцией.

Дискриминационная поправка в Основной закон была одобрена в 2016 году. Почему, убрав параграф о верховенстве международного права из УПК в 2020-м, кыргызстанцев окончательно лишили возможности добиваться справедливости в судах, опираясь на мировые стандарты?

Наследие бывшего президента

На референдуме 2016 года была принята поправка в Конституцию, согласно которой национальное законодательство объявлялось главенствующим перед международным правом.

Началось все с уголовного дела правозащитника Азимжана Аскарова (25 июля 2020 года он скончался в ИК № 47. — Прим.24.kg).

В 2016-м Комитет ООН по правам человека, рассмотрев заявление адвокатов Аскарова, рекомендовал Кыргызстану освободить правозащитника, признав арестанта жертвой пыток, а все судебные решения в отношении него — неправосудными, необъективными и идущими вразрез с международными нормами права. Власть в лице Алмазбека Атамбаева и его окружения к заключению экспертов Комитета ООН отнеслась неоднозначно.

Советник бывшего президента Бусурманкул Табалдиев заявил: «В случае с решением Комитета ООН по правам человека по Азимжану Аскарову перед нами открылась, на первый взгляд, странная, а при детальном анализе — страшная реальность в нашей Конституции, когда отдельные ее части подвергают сомнению независимость и суверенитет КР».

Речь шла о пункте 2 статьи 41 Основного закона.

Пункт 2 статьи 41 Конституции КР, действующий до референдума 2016 года:

Каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод. В случае признания указанными органами нарушения прав и свобод человека КР принимает меры по их восстановлению и/или возмещению вреда.

Пункт 2 статьи 41 Конституции КР, действующий сейчас:

Каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод.

Глава правовой клиники «Адилет», будучи депутатом шестого созыва, Чолпон Джакупова попыталась тогда объяснить властям, что норма, согласно которой Комитет ООН рассмотрел дело Азимжана Аскарова и вынес свою резолюцию, привязана к другой статье той же Конституции. В ней говорится, что международные договоры являются составной частью правовой системы Кыргызстана. А приоритет международного права был подтвержден решением Конституционной платы от 2014 года.

Пункт 3 статьи 6 Конституции КР, действующей сейчас:

Вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики.

Порядок и условия применения международных договоров и общепризнанных принципов и норм международного права определяются законами.

«Прихожу в шок от мысли, что статья 41 Конституции представляет угрозу для безопасности в стране. Сложилось такое ощущение, что если бы не было дела Азимжана Аскарова, то никто бы и не заметил этого, просто не обратил бы внимания. На самом деле многострадальная Конституция тут вообще ни при чем. Для юриста приведенные доводы — очень смешное обоснование», — говорила Чолпон Джакупова.

Однако доводам юриста не вняли. Изменив этот принцип на референдуме в декабре 2016 года, Кыргызстан исключил прямое действие и приоритет международных договоров по правам человека над другими международными документами. А в 2020-м шестой созыв, поддержав инициаторов правительства, выкинул из уголовного законодательства норму, позволяющую отправлять дело на пересмотр по новым обстоятельствам согласно рекомендациям правозащитных международных организаций.

Почему это нарушает права граждан

Юристы Коалиции против пыток поясняют, почему упразднение этой нормы наносит удар по имиджу Кыргызстана на международной арене и тормозит реализацию судебно-правовой реформы.

Эксперты напоминают, что к исключению обсуждаемой нормы привела корректировка статьи 442 УПК КР. В ней рассматриваются основания для возобновления производства по уголовному делу согласно новым обстоятельствам.

Читать далее…

Рубрики: 24.kgНовости