Кыргызстан: правозащитникам отказали в пропусках для проверок в местах заключения Бишкека

Комендатура Бишкека отказала сотрудникам Национального центра по предупреждению пыток в выдаче пропусков для проведения проверок в местах лишения свободы. Об этом сообщила ACCA и.о. директора Национального центра по предупреждению пыток Динара Саякова.

По ее словам, сегодня заключенные наиболее уязвимы, так как к ним никого не пускают. Это обосновывается тяжелой эпидемиологической обстановкой. 

«Никто не может прийти и проверить как они там, у них нет телефонов, и они не могут пожаловаться нам. Раньше они обращались в Центр через адвокатов и родственников. Сейчас свидания запрещены. Адвокатов не пускают. Коллегия адвокатов писала об этом, обращая внимания на то, что это нарушение права на защиту. Получается, что они полностью отрезаны, а значит подвержены риску. Я не говорю, что их поголовно всех бьют. Но риск огромный», — рассказала Динара Саякова.

Правозащитница подчеркивает, что сотрудники центра полностью подготовлены к посещению мест заключения. У них есть специальные костюмы, респираторы, очки и средства личной гигиены.

«Мне комфортно сидеть дома и не подвергать себя опасности, но тут нужно думать сколько людей находятся там. Им нужна помощь. Напомню, что право на защиту от пыток является абсолютным. Комитет ООН по предупреждению пыток на основании факультативного протокола направил нам рекомендации. В них четко прописано, что правительства не должны запрещать работу национальных превентивных механизмов. Наоборот, оно должно содействовать выполнению их мандатов в период пандемии коронавируса», — добавила и.о. директора Наццентра.

В документе прописано, как действовать сотрудникам правозащитных организаций в период опасности распространения новой коронавирусной инфекции. На что обращать внимание и какие профилактические меры применять при посещении заключенных.

«Сейчас мы не знаем, что там происходит. Мы черпаем информацию из СМИ. Недавно писали, что сотрудники ГСИН проводят дезинфекцию помещений и обеспечены средствами личной гигиены. Но так ли это на самом деле, я не могу сказать. В этом и заключается наша работа. Посещать места, проверять все ли соблюдается и информировать об этом общественность», — отмечает Саякова.

Правозащитница подчеркивает, что расценивает факт того, что МВД и комендатура Бишкека отказали сотрудникам Наццентра в пропусках как воспрепятствование деятельности Центра.

«Возможно это было сделано намеренно, чтобы скрыть имеющиеся факты. Я не утверждаю, но такое может быть. Иначе как объяснить то, что моим сотрудникам в Ошской и Джалал-Абадской областях, где эпидемиологическая ситуация хуже, две комендатуры дали пропуска», — сказала она.

По словам Динары Саяковой, сегодня вся надежда на СМИ, что сообщения в прессе смогут повлиять на ситуацию. Ведь добиться хоть кого-то ответа от официальных органов она не может вот уже почти две недели.

«Комендант мои официальные обращения и сообщения в мессенджерах и социальных сетях игнорирует. Нет ответа и от министра внутренних дел. Письмо ему я направила еще десять дней назад. 6 апреля я обратилась в наш координационный совет — это высший орган Наццентра и попросила их обратиться в парламент. Они направили обращение в Комитет по правопорядку, борьбе с преступностью и противодействию коррупции. Они пока рассматривают обращение. Так, что ждем», — заключила правозащитница.

Ситуация для ACCA прокомментировали в Коалиции против пыток в Кыргызстане.

«Мы исходим из указа президента и закона «О Чрезвычайной ситуации». Статья 17 закона говорит, что образование комендатуры местности, на которой введено чрезвычайное положение, не приостанавливает деятельность государственных органов и органов местного самоуправления, действующих на указанной территории, если иное не предусмотрено указом президента или постановлением парламента о чрезвычайном положении», — рассказала исполнительный директор Коалиции Индира Саутова.

По ее словам, НЦПП является государственным органом и его деятельность не должна приостанавливаться в городе Бишкек. 

«Национальный превентивный механизм не должен приостанавливать работу из-за введения ЧС. Наоборот, скопление людей в ИВС, когда ГСИН отказывается принимать государственных правозащитников, влечет массовые нарушения прав и создает риски заражения как персонала, так и содержащихся лиц. Свидания с родственниками и адвокатами также запрещены, следствие продолжается, а кто тогда будет вести превентивные меры в закрытых учреждениях? Людям, которые содержатся в тюрьмах, запрещено получать продукты питания, адвокаты не посещают их, мы незнаем, что происходит в закрытых учреждениях. Поэтому государственному органу, мандат которого, напрямую направлен на превенцию этих мер, должен быть обеспечен допуск в места заключения», — подчеркнула она.

Источник: acca.media