На фоне новостей о короновирусе, митинги весны 2020 года в Кыргызстане являются одной из обсуждаемых тем. Март 2020 года начался с митинга сторонников экс-депутата Садыра Жапарова. А вчера, 8 марта, мирный марш, не успев начаться завершился, с последующими задержаниями.

Коалиция против пыток решила проанализировать события, связанные с митингами и изложить свои наблюдения.

2 марта этого года на центральной площади Ала-Тоо прошел митинг сторонников экс-депутата Садыра Жапарова. В завершение акция переросла метанием камней в сотрудников силовых структур, беспорядками и задержаниями.

На митинге старший брат Садыра Жапарова- Сабыр Жапаров, призывал собравшихся мирно разойтись. Однако отдельные его сторонники проигнорировали обращение. Из открытых источников, сообщается, что среди организаторов митинга были члены ОО «Кырк уруу кыргыз: Жети дубан ынтымагы», которые активно созывали людей на митинг. Некоторые издания сообщают, что именно они не согласились с призывом Сабыра Жапарова разойтись и направили людей в сторону «Белого дома».

8 марта марш в поддержку женщин не успев начаться, был завершен. Марш был организован бишкекскими феминистками. Он должен был начаться в 12:00 у Вечного огня на площади Победы. Но женщинам так и не дали реализовать свои планы, потому что начались провокации и задержания правоохранительными органами. Перед началом акции неизвестные парни разогнали участников, сломали транспаранты. Затем сотрудники милиции задержали участниц марша.

В последнее время мы наблюдаем, что в стране появились устойчивые объединения групп, борющихся с тем или иным социальным «пороком». Большинство организаций позиционируют себя как «добровольных помощников» государства. В то же время существуют движения, прямо декларирующие, что они возлагают на себя функций милиции, с которыми та, по их мнению, не справляется. Иными словами, они считают, что официальное правосудие неэффективно, вследствие чего объединяются для того, чтобы противостоять своими силами. Подобные группы или лица называются вигилантами.

В нашем наблюдении мы выделили несколько критериев, которые применяем к социальным группам и оцениваем их вигилантский профиль. Эти критерии также могут уточняться в той степени, в какой будет развиваться наш мониторинг.

Итак, вигилантской мы будем считать организацию, обладающую следующими признаками:

 — это группа граждан, объединенная общей идеей борьбы с неким «пороком»;

 — у нее сложилась устойчивая практика, чаще всего это регулярные рейды;

 — группа применяет силовые или контрольные полномочия, не важно, присвоенные или делегированные;

 — группа нацелена на решение милицейских или квазимилицейских задач;

 — группа практикует прямой контакт с гражданами и применение «полномочий» в отношении граждан: предъявление требований, наложение запретов, предписаний, принуждение граждан к подчинению.

К примеру, можно взять движение «Кырк чоро», представители которых часто проводят несанкционированные рейды по предприятиям, где работают иностранцы, увеселительным заведениям, караоке-клубам и саунам. Свои действия «активисты» объясняют тем, что преследуют целью разоблачение девушек, под видом посетительниц заведения, оказывающих интимные услуги иностранцам. Нелегальных мигрантов и женщин, оказывающих секс услуги, активисты задерживают и передают милиции, а видеосъемку рейда выкладывают в Интернете. Также члены организации предпринимают усилия по сокращению числа «​нежелательных элементов», образ жизни которых, по мнению активистов, не согласуется с нормами поведения, принятыми в обществе. Свои действия представители «Кырк чоро» объясняют стремлением сохранить честь и достоинство народа Кыргызстана.

 

Давайте попробуем разобраться, кто же такие Вигиланты и почему важно называть все своими именами?

Брать на себя задачи, отнесенные к «исключительной компетенции» правоохранительных органов, охранять порядок в условиях заведомой угрозы жизни и здоровью — нельзя.

Поэтому неправильно называть вигилантов просто активистами. Важно называть все своими именам и классифицировать правильно.

Первая, обывательская, реакция горожан на действия вигилантов чаще всего бывает положительной, в духе: «Молодцы, ребята, пусть порядок наводят, раз милиция не справляется». Однако это естественное ожидание чаще всего не оправдывается. При более внимательном взгляде на вигилантскую практику усматриваются разные мотивы активизма: от «граждане, взявшие защиту правопорядка в свои руки» до «хулиганы, нашедшие относительно легитимный способ насилия с целью самоутверждения».

Любая независимая общественная активность давно уже должна была вызвать подозрение властей. Вигилантские инициативы вряд ли просуществовали бы долго, если бы не получили свое одобрение. 

Против чего борются вигиланты в Кыргызстане?

Наблюдается, что активность кыргызстанских вигилантов сконцентрирована вокруг нескольких главных общественных пороков: ЛГБТ сообщество, проституция, неправительственные организации, незаконная продажа алкоголя, борьба за нравственность. Большинство вигилантских групп при общении с гражданами так или иначе нарушают закон, поскольку активисты руководствуются не только и не столько им, а сколько своим специфическим пониманием справедливости.

Если вы помните с 21 по 23 мая 2019 года в этно комплексе «Супара», Коалиция против пыток в Кыргызстане подверглась нападению со стороны на то время неизвестных нам людей. 9 человек с видеокамерами и диктофонами, ворвались в конференц-зал, где проходила рабочая встреча и в агрессивной форме потребовали прекратить работу, считая ее вмешательством во внутренние дела Кыргызстана. Данные лица представились членами Молодежного патриотического движения Кыргызстана, высказывали мнения, что западные страны и финансируемые ими международные организации хотят искусственно расшатать мир в Кыргызстане.  

Позже мы увидели, что одни и те же лица: Толмачев Александр и представители движений «Антитеррор» были замечены в проведении провокаций и срыве других аналогичных мероприятий. Мы наблюдали, что отдельные представители движений: «Кырк Чоро», «Антитеррор», «Нарын Жаштар Ордосу», «Кырк уруу кыргыз: Жети дубан ынтымагы» в той или иной мере были замечены на таких мероприятиях как: митинг 2 марта, марш 8 марта, 24 мая 2019 года — срыв круглого стола по обсуждению реформирования ГКНБ, 31 января 2020 года – круглый стол по обсуждению проекта Закона «О некоммерческих организациях».

Именно тогда, мы впервые заявили и идентифицировали деятельность данных вигилантских групп, как действия в не правового поля и свидетельствующих о присвоении себе контрольных и судебных функций государства.

«23 мая, неизвестные 9 человек, с видеокамерами и диктофонами,  ворвались в конференц-зал, где проходила рабочая встреча и  в агрессивной форме потребовали прекратить работу»

«Участники движения «Антитеррор» дважды попытались сорвать мероприятия правозащитников»

Если в нынешней обстановке запугивания, нападения, а также провокации останутся безнаказанным, это будет сигналом о том, что граждане могут быть подвергнуты атакам со стороны этой группы лиц, без последствий и может показать неспособность власти выполнить свои обязательства по обеспечению безопасных и благоприятных условий для защитников прав человека.

Рубрики: Новости